Чудеса или самовнушение?

Чудеса или самовнушение?

В октябре 2017 года скончался Алан Чумак — знаменитый в 90-е годы целитель, который лечил нас с экранов телевизоров, заряжая лечебной силой воду, кремы, мази. О том, кем он был на самом деле — гениальной личностью со сверхспособностью либо же участником хорошо спланированного и отрежиссированного шоу, спорят до сих пор. Однозначного мнения нет, но это не мешает многим из нас по-прежнему верить в сверхъестественную силу экстрасенсов, знахарей, народных целителей. Народная тропа к ним не зарастает, их адреса передаются из уст в уста, а с появлением Интернета они и вовсе появились в открытом доступе. И, как бы далеко вперед ни шагнула наука, в обсуждениях в социальных сетях то и дело появляются вопросы и просьбы подсказать адреса, где «лечат».

Признаюсь, к альтернативной медицине я всегда относилась скептически. Но познакомиться поближе с людьми, способными лечить какими-то только им ведомыми способами, было интересно всегда — больше как журналисту, чем как обывателю. Как проявляется дар лекарей, насколько они всемогущи, действительно ли их манипуляции способны исцелить человека или же это просто результат сильной веры больного в то, что ему помогут, его самовнушение — так называемый эффект плацебо? Обращаются ли сами знахари к врачам? Словом, мне хотелось понять, смогу ли я, скептик, поверить тому, что не укладывается в рамки изученного, традиционного. Найдя в социальной сети два адреса, которые чаще всего новошах-тинцы советуют друг другу, я отправилась к местным знахаркам. По дороге сильно разболелась голова — кстати, подумала я, заодно на себе лечебную силу испытаю. На контакт со мной обе лекарки пошли охотно, даже узнав, что я корреспондент. С одной, но очень настойчивой оговоркой — не называть ни имени, ни адреса: «лишняя слава ни к чему, и так народ толпой ходит».

БЕДУ РУКОЙ ОТВЕДУ

Бабушка Маша (назову ее так) расположила к себе с первого взгляда. Встретила меня очень приветливо. Улыбчивая, открытая, обаятельная — в моих представлениях именно так выглядят все добрые и хорошие бабушки на свете. Говорила со мной как-то так спокойно и кротко, будто стесняясь внимания к себе.

- Мне уж 80 лет скоро исполнится, -начала она. - Обо мне слава уже далеко разошлась, со всей округи едут. А я не люблю этого, стесняюсь. Тем более, что ничего экстрасенсорного в моих способностях нет, я лечу молитвой. Мои и бабушка, и прабабушка так лечили. Бабушка Марфа, по папиной линии, говорила мне: «Учи - будешь людей лечить». А мне тогда 11 лет было и я смеялась - какая же я лекарка? А потом так и пошло: она говорит -я запоминаю. Молитв есть очень много. От разных напастей. Так постепенно все и выучила. У бабушки было много и внуков, и внучек, а «Будешь лечить» она только мне сказала. Это потом я поняла, что только у меня руки оказались чувствительные. Я ими проведу - и все чувствую, что человек нездоров, либо что порча на нем.

Способности свои я всегда чувствовала, детям своим, внукам помогала, кому-то испуг, кому-то ячмень на глазу вылечу. А однажды — мне тогда уж 50 лет было — я соседскому ребенку грыжу заговорила. С тех пор и пошло мое имя от одного к другому.

Никаких стеклянных шаров, ножей, куриных лап и прочей экстрасенсорной атрибутики у бабушки Маши нет — только иконки, свечи да крест. И руки, сверхчувствительные к хворям и прочим напастям. Прошу проверить, нет ли на мне сглаза какого. Усадив меня на стул, бабушка Маша дает в руки большой крест и начинает ходить вокруг, что-то тихонечко приговаривая и почему-то через слово широко зевая. Прислушиваюсь к себе — никаких ощущений! Ни тебе просветления, ни каких-то волн или тепла по всему телу. Даже головная боль не прошла. Однако я явно спешила разочаровываться. Совершив надо мной свой ритуал, бабушка Маша огорошила:

- Есть в твоем окружении плохой человек,.. - и она очень точно описала того, кого я без труда узнала.

- Как вы это поняли?

- А у меня по рукам прям иголки побежали, будто ежик колючий. Это и значит, что что-то не так. И человека этого я увидела возле тебя. Как это происходит, я не знаю, просто вижу.

Иногда ее просят погадать, но она отказывается — говорит, это от дьявольской силы, грешно. Да и не умеет она гадать. Бывает, просят порчу навести. Но в злых делах она не помощник.

- Даже если человек этот и впрямь нехороший, не мне судить, виноват он или нет, - говорит бабушка Маша. За свои услуги она деньги не берет — кто как сможет, так и отблагодарит. Здоровья пожелает, и то хорошо! Так ее еще бабушка учила — не лечить ради славы или красного словца, не требовать денег, а помогать с душой. И неважно, какой веры человек — православный ли, мусульманин или вовсе атеист.

- Если есть высшая сила, она одна на всех, а назвать ее можно разными именами. А люди для меня все одинаковы, и если я могу помочь — я помогаю, - говорит бабушка Маша. - Если вижу, что бессильна, то не берусь лечить. Обманывать человека, когда он на что-то надеется - это нехорошо, грешно.

К ней приходят заговорить грыжу, ячмени, ангину, зубную боль. Она знает состав лечебных мазей от чирьев, гнойных нарывов. Может заговорить воду на удачу, на охрану от людей нехороших.

- А вот тот недуг, что внутри человека сидит, только врачи вылечить могут, тем более онкологию или другие тяжелые болезни, - говорит бабушка Маша.

Однажды была она в Великом Новгороде, заходила в храм. У батюшки спросила

— почему священнослужители против всех лекарей, знахарей. «Ведь я же ничего черного, нехорошего не знаю и не делаю, только молитвами лечу, детям часто помогаю. И платы за это не беру», - говорила она ему. Батюшка выслушал ее, расспросил, как и кого она лечит, а потом благословил. И даже огарки церковных свечей передал: «Лечите деток на здоровье!»

РАССКАЖИ, ВОДИЦА

Ирине Петровне дар лечить людей тоже перешел по наследству от бабушки и мамы. Однажды бабушка сказала ей: в 35 лет и ты начнешь лечить. Откуда что взялось, непонятно, да только дар открылся тогда, когда и было напророчено.

Она знает молитвы от разных напастей

- испуга, грыжи, ячменей. Снимает стресс и депрессию. Торговля не идет, на работу не могут устроиться - и от этой напасти молитвы есть. Говорит, бизнесмены часто за помощью приходят. Время сейчас тяжелое, тебя норовят подставить, обмануть. Она и эту беду помогает отвести. Говорит, потом они благодарят ее за то, что дела наладились.

- Главное, чтобы человек верил и сам хотел исцелиться, - говорит Ирина Петровна. - Если не верит - не поможет лечение. И тем, кого силой привели, тоже не поможет...

Увидеть все, что происходит с человеком, ей помогают вода и молитвы.

- Вода рисует мне образы, какие-то знаки. Читаю молитву, если начинается непроизвольная зевота, значит, сглаз на человеке, если зависть чья-то, злоба - голос прерывается, - рассказывает она. - Все это нужно убирать. Легче всего снять проклятье - оно само возвращается тому, кто его послал. И моего участия в этом нет -так всегда получается: что другому человеку пожелаешь, то сам и получишь.

И это не магия, не колдовство. Ирина Петровна говорит, что черными делами не занимается. Она может увидеть какие-то события, но повлиять на них не может.

- Иногда просят любимого приворожить, мужа в семью вернуть, - рассказывает она. - Но я не берусь. Могу только посмотреть, помирятся ли поссорившиеся — мне это вода подскажет. Если увижу дорогу, значит, будут вместе, если нет... Однажды приходила ко мне женщина, которую муж бросил, к другой ушел. Уверяла, что ни за что назад его не примет! А я вижу по воде - вернется. Больной, никому не нужный, и она его примет. Так и случилось. А было, супруги 30 лет вместе прожили и развелись. Жена переживала, надеялась помириться, а я вижу — он к ней спиной стоит. Не быть им вместе. Парень приходил, высокий, красивый, навзрыд рыдал - девушка бросила. Смотрю, нет у них совместного пути, а он плачет: «не могу без нее!» Все, чем могла ему помочь — молитву почитать, чтобы тоска-печаль ушла. Помогло, успокоился парень. Вижу, жив человек или нет, вернется или нет пропавший — сколько таких случаев было, все сбывалось!

А бывало и такое, во что и вовсе трудно поверить.

- Однажды в одном офисе иголки убирала. Там их столько понатыкано было — не одна и не две. Я все собрала, выхожу на порог, и вдруг на ровном месте как упаду плашмя! И голос слышу: «Не лезь не в свое дело!» Вот как пить дать, так и было, — Ирина Петровна размашисто крестится. — Никогда не забуду! Был случай, у девочки сильная рвота началась. И вышли из нее нитки странные, будто из клубка шерстяного. А я по воде вижу — не ей это предназначалось, а маме. Просто ребенок съел угощение, которое маме дали. Я рассказала родителям, что нужно сделать и как вести себя. Все вышло так, как я говорила!

- Я могу, просто глянув на человека, сказать, нужно ему полечиться или нет, -продолжает Ирина Петровна. - Ты вот чистая, никакой порчи нет на тебе, - говорит она мне. - Ангел-хранитель у тебя хороший. Бабушка тебя очень любила. По папиной линии.

Я, едва успев обрадоваться отсутствию на мне порчи, тут же огорчилась — бабушка по папиной линии, к сожалению, умерла до моего рождения. Мне вообще не довелось познать бабушкиной любви, потому что мама моей мамы умерла, когда мне было всего два года. Впрочем, Ирину Петровну этот факт не смутил. Она заверила, что это могла быть двоюродная, троюродная бабушка. Да и вообще я, наверно, «просто не знаю». Как можно не знать близких, которые в тебе души не чают, мне непонятно до сих пор...

... Умение лечить людей Ирина воспринимает не столько как дар — как обязанность, данную свыше. Однажды, когда с ее сыном случилась большая беда, она решила, что это кара за ее дела: всякое лечение нужно прекращать. Но одна старушка ей сказала — дал Бог дар, значит, помогай людям. И снова к ее двору потянулись люди. Деньги у них она не требует.

- Благодарят кто чем может. Но мне это неважно - главное, чтобы результат был. И я потом благодарю Бога, что дает мне возможность помогать...

Возвращалась я с целой гаммой чувств. Не могу сказать, что мой скептицизм сильно пошатнулся, но было что-то такое, что меня зацепило. Наверно, все-таки есть какие-то силы, способные помогать, возможно, даже исцелять, особенно если ты в них веришь. Но, если уж и полагаться на эти силы, то все же лучше вместе с традиционной медициной, а не в обход нее. А головную боль мне так и не сняли — обе бабушки сказали, что нужно прийти несколько раз - три, шесть или девять. Должно быть число, кратное трем — Бог любит Троицу.

Наталья КУШНИР

Фото из открытых источников