Фронтовые пути санинструктора Нины

Фронтовые пути санинструктора Нины

■ Среди освободителей нашего города, после войны проживавших в Новошахтинске, была единственная женщина - Нина Ивановна Терехина. На встречах в школах, на городских мероприятиях её всегда принимали очень тепло. Нина Ивановна умела общаться с аудиторией, она была женщиной с тонким чувством юмора, энергичной, её рассказы были интересными, хотя и связанными с трагическим временем Великой Отечественной войны. О многом рассказывала Н.И. Терёхина и журналистам газеты «Знамя шахтёра», в редакцию она приходила с удовольствием. Навсегда запомнились эпизоды фронтового пути санинструктора Нины...

НА ФРОНТ УШЛА ВМЕСТЕ С ОТЦОМ

НИНА Ивановна родом из Череповецкой области. Некоторое время семья жила в Баку, где Нина закончила школу, затем переехали на Украину, Нина поступила в Запорожский педагогический техникум - школа, дети всегда были главной её мечтой. Но педагогом Нина Ивановна не стала: грянула война. На фронт ушла в октябре 1941 года, вслед за своим отцом. Воевала под Москвой, на Северном Кавказе, освобождала юг России, в том числе - Ростовскую область и Новошахтинск. Перевязывала бойцов в Польше, Чехословакии, практически у стен рейхстага в Германии. Прошла всю войну; три ранения и контузии, ордена Отечественной войны первой степени, Красной Звезды, медали «За отвагу», «За боевые заслуги», 8 медалей - таков её боевой «арсенал»...

В 1947 году Н.И. Терехина приехала в Новошахтинск и жила в нашем городе, ставшем родным, до конца своей жизни, работала на шахте имени Кирова, затем жила в посёлке Соколово-Кундрюченском, работала в школе №38 секретарём. Из того, о чём рассказывала Нина Ивановна, запомнились два эпизода, из сотен, которыми была наполнена военная служба санинструктора.

«ДА ЖИВ ОН!»

В ИЮЛЕ 1976 года совет ветеранов пятой ударной армии пригласил Н.И. Терехину в числе других участников войны в Москву для вручения памятных знаков. Генерал-лейтенант Фёдор Боков вручил знак Нине Ивановне одной из первых и попросил вспомнить эпизод, когда с того света спасла солдата.

- Да вспомнить-то можно, - заволновалась Нина Ивановна: выступать не собиралась, - но умер он, слишком много крови потерял, когда я его нашла.

...Ночью санинструкторы вместе с солдатами обходили места дневных сражений, раненых перевязывали, отправляли в санчасть, а мертвых хоронили здесь же. Вдруг Нине показалось, что кто-то стонет в засыпанной яме. Не раздумывая, бросилась её раскапывать тем, что попадалось под руки. Сколько перевернула тел, не помнит, пока снова не услышала стон. Раненого и медсестру вытащили из ямы красноармейцы, при солдате оказались документы. Он был совсем молоденьким, родом из Баку. Нина Ивановна сделала что могла и отправила раненого в санроту со словами: «Везите побыстрее, но, думаю, не жилец он, очень много крови потерял».

На этих словах генерал попросил Нину остановиться и посмотреть в зал: «Не хорони, жив солдат, приехал на встречу к тебе из солнечного Азербайджана».

Как затем вспоминала Н.И. Терехина, с места поднялся невысокого роста совсем седой человек, ему и 50-ти не было, но война оставила на его внешности свой отпечаток. Обнялись прямо на сцене, и оба заплакали. Шахпор Агаев пригласил свою спасительницу в Азербайджан, где он жил с семьёй в селе, и в Новошахтинск полетели письма с новостями о житье-бытье и словами глубокой благодарности за подаренную второй раз жизнь.

ДЕСЯТКИ ДЕТЕЙ НАЗЫВАЛИ ЕЁ МАМОЙ

В ХЕРСОНСКОЙ области, в селе Великие Лепетихи немцы устроились основательно, это место было удобным для ведения боевых действий. Советским солдатам никак не удавалось подавить огневые точки противника, а тут они в одночасье умолкли, и разведгруппе, в которую вошла Н. И. Терехина, было поручено выяснить обстановку. Метель осложняла дело, но на подступах к объекту разведчики увидели полоску света. Постучали в землянку, объяснили, что свои, и к ним вышел старик. Спросили, где расположение немцев, и услышали, что «тикали» они этим днём. Заминированным остался подвал, в котором содержали детей. Нина вызвалась идти в расположение части за сапёрами. Она бежала так быстро, насколько это было возможно, с одной мыслью: « Дети, там дети! Их надо спасти!» Вместе с саперами входила она в огромный подвал, первое, что увидела, -хрупкие, измождённые, раздетые фигурки детей. У них не было сил кричать, плакать. Немцы содержали их в плену, проводили забор крови и вливали её раненым фашистам. Когда настал момент отступления, изверги заминировали подвал с детьми. Это были дети из Таганрогского детского дома, которых вывезли на Украину перед началом войны, и они попали в оккупацию.

Детей выносили на руках, им устроили теплую баню, накормили супом, одежду принесли жители, а затем отправили в лечебные учреждения. Никогда не забывала об этом эпизоде Нина Ивановна, а когда рассказывала, всегда плакала, как и те, кто её слушал.

Дети выросли, узнали адреса своих спасителей, Н.И. Терехина получала десятки писем, которые начинались так: «Дорогая мама Нина!». Через 24 года встретилась Н.И. Терехина с теми, кого выносила на руках. Рассказывала о встрече и снова плакала.

СПАСИБО ЗА СВОБОДУ

ИХ были сотни, освободителей Новошахтинска, которые 13 февраля вошли в город и принесли ему радость свободы. Нам известны фамилии только тех, для кого Новошахтинск стал родным, кто вернулся в него после войны. Это Н.И.Терехина, Н. М. Отрошко, А.И. Морданёв, В.И. Гей-ко, В.И. Игольников, А.С. Ищенко, Х.Х. Зайкин, М. Курочкин, ныне здравствующий Иван Ильич Лозько. Спасибо всем солдатам за свободу родного края, за военные подвиги, за ратные дела. Низкий поклон вам!

Лариса ЖЕЛТОБРЮХ