Вы знаете мало правды о Донбассе... (продолжение)
Вы знаете мало правды о Донбассе... (продолжение)

Вы знаете мало правды о Донбассе... (продолжение)

ЗАКОН ДЛЯ ВОЙНЫ

В январе 2018 года Верховная Рада Украины приняла закон о реинтеграции Донбасса. Его полное название «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины на временно оккупированных территориях в Донецкой и Луганской областях». Этот закон признал неподконтрольные Киеву территории Донбасса «временно оккупированными», а за Россией закрепил статус «государства-агрессора».

Документ расширил полномочия украинского президента и наделил его правом использовать в Донбассе вооруженные силы Украины, вводить там военное положение. По сути, применение армии в мирное время без объявления войны получило законный статус.

По мнению президента Украины Порошенко, этот закон позволит быстрее вернуть Донбасс в состав Украины, восстановить над ним контроль со стороны Киева.

На Донбассе же уверены - Киев не хочет мирного разрешения конфликта и формирует политическую платформу для военных действий.

Об этом мы говорили с представителями министерства обороны Донецкой Народной Республики: начальником отдела материально-технического обеспечения Игорем Доброс, его супругой Анжеликой, начальником отдела наград и военной геральдики. Напомним, наша встреча состоялась при содействии ново-шахтинца, президента Благотворительного фонда «Солидарность. Добро. Милосердие» Владимира Сыча. Благодаря этой встрече мы смогли из первых уст узнать о том, что на самом деле происходит на Донбассе. Что там и по сей день продолжаются обстрелы вопреки Минским договоренностям и заявлениям о перемирии, что там по-прежнему гибнут мирные жители. И что, как бы ни устали все от этой затянувшейся войны, возвращаться в состав Украины жители Донецкой и Луганской республик категорически не желают.

ЭТА РАНА НЕ ЗАРУБЦУЕТСЯ

- На самом деле закон о реинтеграции Донбасса ничего нам не принесет, -говорят Игорь и Анжелика Доброс. - По сути, он просто переформатировал антитеррористическую операцию и передал полномочия вооруженным силам. Теперь командовать будет объединенный оперативный штаб ВСУ. Этот закон дает возможность украинской армии идти в наступление. Мы ждали провокаций, особенно в марте, были в полной боевой готовности. Но знаете, если они пойдут в наступление, то это и нам развяжет руки. Мы уже не будем молчать, мы ответим.

- Понимаете, если мы вернемся в состав Украины, конфликт между Донбассом и Киевом разгорится сильнее. Они ненавидят нас, а мы их - еще больше. Когда приезжаем в детский дом, смотрим в глаза детей, всегда вспоминаем слова Порошенко: «Наши дети будут учиться, а их — в подвалах сидеть». И так хочется всеми пушками, всеми танками развернуться в их сторону. Чтобы и их дети в подвалах посидели, как наши до сих пор сидят. Ведь нас обстреливают ежедневно! Зайцево, Горловку, Гольмовский. Причем бьют не по военным - по школам, по детским садам, по объектам социнфраструктуры. Дети в школу бегут перебежками, чтоб снайпер в них не попал. Для них, украинцев, нет ничего святого и наши дети — это не дети. Женщина вышла во двор, и ее убил снайпер. За что? У вас никто не знает, как зачищали поселок Счастье. Украинские военные заходили в каждый дом и убивали всю семью. Всю! А чтобы те, кто шел следом, знали, что этот дом уже зачищен, что взять там нечего, они труп на забор вешали. В многоквартирных домах голову перед входной дверью клали...

Поселок Пески просто расстреливали из танков. Не по ополченцам — по домам мирных жителей стреляли. Тренировались. Сейчас это пустыня. Дома разрушены до фундамента, только трубы кое-где торчат. В поселке Спартак — «лунный пейзаж». Всё, что находится в 300500 метрах от линии разграничения, разбито до основания.

Фашисты так не издевались над людьми, как они издеваются. Насилуют, пытают. Когда идет обмен пленными, мы отдаем им чистых, откормленных военных, а наших забираем - переломанных, избитых, искалеченных. Им потом по 5-7 месяцев приходится физически восстанавливаться, не говоря уже о моральном состоянии. Поэтому ни о каком примирении не может идти речь. Не знаем, сколько поколений должно пройти, чтобы эта рана зарубцевалась. Уже 4 года идет уничтожение Донбасса. И хуже всего то, что никто не может даже приблизительно сказать, когда все это закончится.

КТО ВИДЕЛ - ТОТ ЗНАЕТ

- Идет попытка решить вопрос малой кровью, а получается еще хуже. Да, из-за ситуации в Донбассе Россию затравливают, вводят санкции. Те, кто знает, что у нас происходит, понимают: мы подставили себя под удар, чтобы подобное не случилось в России. Но таких, понимающих, увы, немного.

Обидно слышать в своей адрес: «Понаехали! Достали!» Но те, кто спасал себя, детей от войны, они не достали никого. Это хорошие люди. Они работают. А вот «отбросы», побежавшие первыми, — вот они и «понаехали». Был случай: на КПП остановили машину, всю облепленную наклейками «Дети», попросили открыть кузов, а там - «лбы» двухметровые, лет по 25-26. Дети... Вот такие хамы и «достали» россиян, но по ним судят обо всех нас.

Иначе думают те, кто был на Донбассе, все видел своими глазами, как, например, немецкий политик Андреас Маурер. Делегация из Германии приезжала к нам на Масленицу. В тот день в парке были гуляния, люди блины пекли, на столб взбирались. Немцы спрашивают: «А передовая далеко?» «Да 4,5 км по прямой». У них лица вытянулись. Пуля летит 5 км - а тут люди пляшут! А побывав в поселке Зайцево, который расположен неподалеку от боевых позиций, Андреас был просто шокирован тем, что увидел. Потом признался, что до поездки он вообще ничего не знал о том, что у нас происходит.

Кто приезжает и видит нашу реальность, тот начинает по-другому воспринимать происходящее. Но, к сожалению, всю Россию сюда не привезешь.

- К нам боятся ехать. При словах «Луганск» или «Донецк» люди пасуют. А для нас ничего страшного нет. Или, может, мы просто привыкли. Для нас теперь, наоборот, непривычна тишина. В 2016 году мы ездили в Питер, и первые несколько дней было тяжело от того, что ночью просыпаешься — а вокруг тихо. В 2015 году мы были в Москве, в Государственной Думе. Тогда к 9 Мая проводили тренировку истребители-«стрижи». Услышав звук военного самолета на улице, мы непроизвольно к стене прижались. Те, кто видел нас со стороны, были удивлены, как в этот момент мы в лице переменились. Потом поняли: «Вас же бомбили!»

СПАСАЙТЕ ДЕТВОРУ!

- Война многих детей оставила без родителей. Вот недавно у нашего коллеги умерла жена, осталось двое деток, три года и шесть лет. Он — военный, уйти из армии не может, иначе содержать семью будет не на что. Детей не с кем оставить. Решили поместить их в центр детской реабилитации. Этот социальный центр мы, как депутаты, курируем с 2014 года, с того дня, как случайно заехали туда посмотреть, существует он или нет. Увиденное впечатлило. Там жили десять детей от 2,5 до 12 лет. Они были голодные! Сотрудники центра приносили из дому у кого что есть, чтобы хоть как-то детей прокормить. Мы кинули клич по армии: «Ребята, спасайте детвору!» И в течение года армия кормила этот центр. Число детей увеличилось до 35 человек, их привозят в центр из всех прифронтовых районов. Сейчас учреждению очень помогает гуманитарная помощь, которую привозит из России Владимир Сыч. Но центру постоянно нужны одежда, обувь. Дети не находятся там постоянно, как в детском доме, они проводят там несколько месяцев. Бродит ребенок один по улице — его везут в центр и потом выясняют, где его родители, живы ли они, почему ребенок был на улице в одиночестве. Всю одежду с него снимают, сжигают, в новое одевают. Сменные вещи выдают. А когда ребенок уходит, ему с собой еще «чемоданчик» собирают. Поэтому вещей здесь постоянно не хватает.

В прошлом году из-за этого даже случился конфликт со службой по делам семьи и детей. Они приехали посмотреть, в каких условиях в центре живут дети, и одна дама имела неосторожность заметить: «А почему же у вас девочки в таких больших колготках ходят, не по размеру?» Лучше бы спросили, где мы их взяли, эти колготки! Сами-то хоть что-нибудь детям привезли?

Благодаря помощи Благотворительного фонда Владимира Сыча, мы взяли под опеку и детский дом в Донецке. В нем сейчас живут 25 детей. Андреас Маурер, когда приезжал на Донбасс, бывал в нем и тоже остался впечатлен. Недавно детдом попросил нас помочь спортинвентарем, его там вообще не было, никакого. Андреас, уезжая, оставил деньги в качестве помощи детям. Мы добавили к ним свои, накупили разных мячей, боксерскую грушу, перчатки, бадминтон, ракетки, скакалки — много всего. Сколько радости было, когда мы это привезли! Сейчас детдому нужны гимнастические коврики. У нас они дорого стоят — больше тысячи. А здесь, в Новошахтинске, я их по акции купила втрое дешевле. Да, за свои деньги. Мы им многое за свои деньги покупаем. У республики нет пока возможности выделять депутатам средства. Но вы бы видели глаза детей, когда привозишь им подарки! Они же такие счастливые!

На фото: Андреас Маурер (слева) и Владимир Сыч навестили воспитанников Донецкого детского дома. Здесь всегда рады гостям и подаркам

Наталья КУШНИР