Шестьдесят лет со «Знамёнкой»

Шестьдесят лет со «Знамёнкой»

Жизнь человека словно разноцветные стеклышки калейдоскопа: то яркие, то блеклые. Жизнь нашей юбилярши такая же: то сверкала яркими красками, то блекла от печалей и горестей. Было счастье, когда маленькие детские ручонки обнимали за шею и щебетали на ухо, были и тяжелые моменты, когда болели и уходили родные люди.

Мария Григорьевна Губская в октябре этого года отметила свой 85-й день рождения! Тяжелая ей досталась доля. С самого детства работала не покладая рук. Жила семья в Пролетарском районе Ростовской области, в хуторе Ата-маново. После войны семья, где росло четверо ребятишек, переехала в Большую Бургусту. В первый класс Мария пошла перед самой войной. Но в селе не было школы, и девочке приходилось ходить за знаниями за три километра.Отец с первых дней войны ушел на фронт, да так в 1941 году и пропал без вести. Маме пришлось поднимать ребятишек самой. Работала в колхозе, детей нужно было кормить, поэтому после третьего класса мама решила, что раз читать, писать и расписываться дочка умеет, то можно идти работать.

- Спасибо моей учительнице Таисии Ефимовне: она упросила маму дать мне закончить четвертый класс. В колхозе на работника давали по 16 килограммов пшеницы в месяц, поэтому мама и решила отправить меня в колхоз пасти свиней, трудно нам было, - вспоминает Мария Григорьевна.

Мама пенсию на детей, как солдатка, у которой муж пропал без вести, получала всего 72 рубля, тогда как булка хлеба стоила 100 рублей. После войны Мария пошла работать в полеводческую бригаду, за трудодни соглашалась на любую работу.

Мария Григорьевна помнит свою юность, словно все было вчера. В пятнадцатилетием возрасте Марию вместе с такими же девчонками посадили на трактор: мужчин в колхозе не было, а кому-то нужно было пахать землю.

- Нас научили, как правильно вести трактор, чтобы не было огрехов, а если заглохнет, то залазили на него с флагами, чтобы нас издалека было видно. Флаги специально на длинных палках сделали. Приедет бригадир, заведет трактор, и мы снова пашем. Такая трудная жизнь у меня была, - вспоминает юбилярша.

Работала Мария Григорьевна и телятницей, выкармливала малышей на ферме, а потом и дояркой. Тринадцать коров было на ее участке. Нужно было подоить их и накормить, убрать за ними. Нелегко приходилось девчонке, ведь раньше не было никакой автоматики, всё делали вручную.

- А в 1955 году сюда, в Новошахтинск, учиться в ФЗО приехал мой младший брат. Не отпускали его из колхоза, только из-за учебы разрешили уехать. А мы с мамой тоже написали заявления, чтобы нас исключили из колхоза, и приехали вслед за ним. Вот и живу здесь уже больше шестидесяти лет, - говорит Мария Губская.

Через три года Маша вышла замуж за хорошего человека. Поселилась у него в поселке Новая Соколовка. Вскоре родился сын, а через несколько лет и доченька. Мария Григорьевна нашла свое призвание на заводе железобетонных конструкций, ее стаж только на одном предприятии составляет 42 года.

Сейчас, в своем преклонном возрасте, Мария Григорьевна осталась одна: мужа похоронила в восьмидесятые годы, дочь по распределению уехала в Краснодарский край, а три года назад умер сын. Здоровье уже не то, зрение подводит.

- Пока глаза смотрят, не пропускаю ни одного номера газеты. Читаю с первой до последней страницы! Устану - отложу газету, отдохну и снова берусь за чтение. Раньше-то, как бы тяжело ни было, всегда выписывала «Знамя шахтера», да и детям много журналов и газет выписывала, а сейчас только «Знаменку» читаю, - улыбается наша собеседница.

Желаем нашей читательнице крепкого здоровья и чтобы она еще много лет могла читать «Знаменку».

Ольга РИПАЧЕВА.

Фото автора