Две мамы одного ребенка

Две мамы одного ребенка

В Новошахтинском роддоме на свет появился мальчик, рожденный суррогатной мамой.

... Очередные роды в один из октябрьских дней в Новошахтинском роддоме ничем не отличались от тысяч других. На свет появился здоровый, крепкий мальчик весом 3,9 кг. Вот только его сразу унесли, не дав роженице даже взглянуть на младенца. Потому что она была ему ненастоящей мамой, неродной. Суррогатной.
Это был первый случай появления на свет ребенка от суррогатной матери за всю историю работы Новошахтинского роддома. В нашем городе сошлись судьбы людей из разных городов: из Москвы, где живут биологические родители ребенка, и Гуко- во, где живет суррогатная мама.

ЗА И ПРОТИВ

Отношение к суррогатному материнству в обществе до сих пор неоднозначно. Одни считают это противоестественным процессом, нарушающим все законы природы и нормы этики. В прошлом году в России суррогатное материнство хотели запретить на законодательном уровне, усмотрев в этом факт продажи детей (ведь суррогатная мама отдает ребенка биологическим родителям за деньги) и много других негативных моментов. Против него выступает церковь, считая суррогатное материнство вмешательством в Божий промысел. Другие убеждены, что ничего порочного и аморального в этом нет, что суррогатное материнство - это, по сути, медицинская процедура, когда выращенный из клеток биологических родителей эмбрион подсаживают женщине, которая вынашивает плод.

В стороне от споров и разногласий стоят те, для кого этот метод стал единственным шансом стать родителями.

Как, например, москвичи Владимир и Валерия (несмотря на то что все герои этой истории проживают далеко от Ново- шахтинска, разговаривать с нами по понятным причинам они согласились только на условиях анонимности. Поэтому все имена изменены - прим. авт.). Им обоим уже за сорок. Они неоднократно пытались выносить и родить ребенка самостоятельно, сделали множество процедур ЭКО.

- Мы предпринимали попытку за попыткой, - рассказывает Владимир. - Пересадки были удачные, эмбрион приживался. Но на пятой неделе - всегда на этом сроке! - беременность срывалась, мы теряли ребенка. Она была для нас роковой, эта пятая неделя!

- У пары было около десяти попыток ЭКО, - говорит заместитель главного врача ЦГБ Новошахтинска по акушерско-гинекологической работе Сергей Рыжков. - Каждая сопровождается колоссальными гормональными нарушениями, с каждой из них здоровье женщины и ее репродуктивные функции ослабевают еще сильнее.

НА ВСЕ СОГЛАСНЫ

Понять, что пережили супруги, в полной мере смогут, наверное, только те, кто сам испытал подобное. Каждая жизнь, обрывавшаяся, едва успев начаться, подрывала силы, и физические, и моральные. Сколько было переживаний, сколько тревог, нервов! А сколько денег было потрачено на эти многочисленные ЭКО! Но о материальных потерях они переживали меньше всего, ведь цель была дороже любых денег. Владимир и Валерия не теряли веры и не отчаивались. И когда оказались перед фактом, что стать родителями они смогут только с помощью суррогатной мамы, они были согласны и на этот шаг.

Свое содействие в поиске суррогатных матерей предлагает множество медицинских центров, существует банк данных суррогатных матерей. Однако найти подходящую кандидатуру очень непросто. Далеко не каждая женщина, готовая выносить чужого ребенка, подойдет для этого.

Одного желания мало - претендентка должна соответствовать многим критериям: быть не старше 35 лет, иметь как минимум двух своих здоровых детей, она сама должна быть абсолютно здоровой и, главное, психологически устойчивой. 33-летняя Галина, жительница города Гуково, идеально соответствовала этим требованиям. Она заполнила в Интернете несколько анкет - найти их не составляет никакого труда.

Галина давно задумывалась над тем, чтобы стать суррогатной мамой. Вдохновлял пример двоюродной сестры, которая родила детей для двух бездетных пар. Галина не скрывает - ею двигали корыстные мотивы.

- Нам нужны были деньги на покупку жилья. На бюджетную зарплату квартиру не позволишь, а в ипотечную кабалу влезать не хотелось, - говорит она. - С другой стороны, с моей помощью люди могли стать родителями. Почему бы нам не помочь друг другу?

КАК В КОСМОС!

На гуковчанку вышли специалисты московского медицинского центра. Галина прошла огромное количество обследований, сдала десятки анализов. «Меня будто к полету в космос готовили», - говорит она. Потребовалось также нотариально заверенное согласие от супруга. Он, кстати, поддержал жену в ее «миссии».

- Оберегал меня, как зеницу ока, - рассказывает Галина. - Мне кажется, когда я вынашивала наших детей, ко мне не было такого трепетного отношения. Да и я сама с «родной» беременностью до последнего на работу бегала, в декрет не уходила. А здесь - все строго, все как доктор прописал.

Мы сразу настроили себя, что это - наша работа и мы должны выполнить ее качественно.

К тому же в тот момент Галина еще находилась в декретном отпуске, ее младшему ребенку исполнился всего годик, и это было только на руку. Ей не пришлось кардинально менять свой образ жизни, отпрашиваться с работы, оформлять больничный. Беременность она прятала под свободной одеждой, но на последних сроках старалась меньше появляться на улице, «отсиживалась» у родителей. На всякий случай, для отвода глаз, придумала миф, чтобы избежать людских разговоров.

ПОСЛЕДНИЙ ШАНС

Между Галиной и семьей из Москвы сразу сложились доверительные отношения. Она им понравилась с первого взгляда, показавшись ответственной и адекватной женщиной. У них уже был опыт работы с другой суррогатной мамой. Но та не сумела выносить ребенка. Возможно, слишком безответственно отнеслась к назначениям врача, не выполняла его рекомендаций.

- Это был наш последний шанс родить генетически родного ребенка, - говорит Владимир. - Запас яйцеклеток уже закончился, и, если бы этот эмбрион не прижился, нам пришлось бы прибегнуть к донорским клеткам.

Пятую неделю ждали с особой тревогой. Не зря - Галина едва не потеряла ребенка на раннем сроке, у нее открылось кровотечение. Все, к счастью, обошлось, но время для Владимира и Валерии тянулось невозможно долго и тревожно.

- Мы дрожали от волнения все эти девять месяцев, - вспоминает Владимир. - Но Галина - молодец, она все назначения выполняла аккуратно. Мы постоянно держали связь по телефону, обсуждали все вопросы. Между нами сложились очень теплые отношения. Можно сказать, мы подружились.

- Все строилось на доверии,- говорит Галина. - Я видела, как они переживали, и мне очень не хотелось их огорчать или разочаровывать. Они поддерживали, незамедлительно оплачивали все чеки, когда я покупала те или иные лекарства, витамины.

Выбирать роддом, в котором их ребенок должен был появиться на свет, Владимир и Валерия предоставили Галине. Они были готовы оплатить любую столичную клинику, но она выбрала Новошахтинск. Во-первых, поближе к дому, во-вторых, здесь работает врач, у которого она рожала своих детей и которому доверяла.

ЭТО - НЕ МОИ РЕБЕНОК!

Неоднозначное отношение к суррогатному материнству вызвано не только этической стороной вопроса. Законодательство, регулирующее этот процесс, в России несовершенно, и есть множество историй, когда между биологическими и суррогатными родителями возникали разного рода конфликты. Например, суррогатная мама предъявляла свои права на рожденного ею ребенка, не желая его отдавать биологическим родителям. Или биологические родители отказывались принимать ребенка, если он появлялся на свет нездоровым. Чтобы исключить подобные ситуации, между будущими родителями, клиникой, предоставляющей услуги, и суррогатной мамой заключается договор на юридическое сопровождение суррогатного материнства. Это стоит дороже, чем только медицинское сопровождение, но таким образом обе стороны могут чувствовать себя более защищенными, закрепив в документе свои обязанности и права. Владимир и Валерия тоже оформили юридическое сопровождение, хотя и были уверены в Галине абсолютно.

- Убежден, когда суррогатная мама не хочет отдавать ребенка, ею движут не любовь к нему, не материнский инстинкт, а исключительно корыстные соображения, - говорит Владимир.

- Она хочет получить из этой ситуации больше выгоды.

- Я сразу настраивала себя на то, что ребенка придется отдавать, что он - не мой, чужой. Но расставаться с ним мне все равно было очень тяжело, - признается Галина.

- Сейчас уже все прошло. Я переключила свое внимание на родных детей, они отвлекли меня от мыслей о том ребенке.

- Риск привязанности суррогатной матери к ребенку существует, - подтверждает и Сергей Рыжков, - но никакого отрицательного влияния на ребенка его нахождение в утробе суррогатной мамы не оказывает. Медицина всецело приветствует суррогатное материнство. Да, позволить себе его могут только очень обеспеченные люди, но тем не менее это единственный шанс для тех, кто в силу разных причин не может самостоятельно выносить ребенка. И если шанс есть, его нужно использовать! Сегодня около 20 процентов супружеских пар бесплодны, и с каждым годом этот процент растет. За этими цифрами - разрушенные семьи, поскольку далеко не каждая бездетная пара может сохранить отношения в такой ситуации. Я был рядом в тот момент, когда семья из Москвы взяла на руки своего новорожденного сына. Для них это было безмерное счастье!

После родов Галина и москвичи какое-то время продолжали общаться. Сурмама помогала ухаживать за новорожденным, пеленала и даже была готова кормить грудью. Она держала эмоции в кулаке и не давала им воли, как бы трудно это ни было. Потом они разъехались. Малыш со своими настоящими мамой и папой отправился в Москву, Галина - к своей семье в Гуково. Она не жалеет о том, что сделала. И если была бы возможность, повторила это снова. И не только ради денег, а ради того, чтобы подарить людям счастье быть родителями.

Наталья КУШНИР