Шахты-Шахтёнки дали жизнь Новошахтинску
Шахты-Шахтёнки дали жизнь Новошахтинску

Шахты-Шахтёнки дали жизнь Новошахтинску

■ Предстоящее 80-летие Новошахтинска, образованного 31 января 1939 года, дало возможность вернуться к более ранней истории нашего города. Многие старожилы считают, что наш шахтерский край родился задолго до Указа Президиума Верховного Совета РСФСР, и называют временем рождения 1910 год, когда появились первые шахты Несветая. Мы подготовили ряд материалов о первых шахтовладельцах нашего края. Собран также обширный материал о миллионерах Парамоновых, отце Елпидифоре и сыне Николае, имевших прямое отношение к историческому прошлому и появлению Новошахтинска. Первый материал посвящен открытию, ставшему знаковым для нашего края.

ОТ ГРИГОРИЯ КАПУСТИНА ДО КОНДРАТА ГОНЧАРОВА

Хорошо известен тот факт, что разведыванию залежей каменного угля особое внимание уделял государь российский Пётр Великий. По его указу были разосланы во все концы земли русской рудознатцы, чьё дело было «искать, копать, плавить, варить и чистить всякие металлы». В их числе был крестьянин Костромского уезда подьячий Григорий Капустин. В 1721 году, обследуя район южнее Воронежа, Капустин спустился вниз по Донцу и в долине реки Кундрючьей наткнулся на выход пластов каменного угля. Через год по указу Петра на Дон была направлена горноразведывательная экспедиция для копания каменного угля и руд, которые открыл подьячий Капустин. Предстояло «откопать» полезные ископаемые, погрузить их, доставить в Бергколлегию* и опробовать.

*Берг-коллегия — орган руководства горнорудной промышленностью в России - учреждена в 1719 году по инициативе Петра I. Возглавлял её президент, которого назначал монарх.

Открытие Григория Капустина в 1724-1725 годах имело огромное значение для экономического развития государства, в это время и было положено начало разработке угля в Донецком бассейне. Но только в 1790 году уголь с Дона дал о себе знать снова: его привез в Таганрог на подводах казак Двухженов для местных кузниц и отопления домов. Добывал казак уголь на речке Грушевке, разрабатывал выходящий на поверхность пласт. Ещё через 27 лет казак Семен Кошкин заложил в этих краях первую шахту.

Недра Несветая привлекли внимание углепромышленников много позже, чем берега речушки Грушевки. Если в Александровск-Грушевске (ныне город Шахты) действовало около 50 шахт, то на Несве-тае в 1862 году было заложено девять шахт, шесть из них уже давали добычу. В год из них добывалось свыше пяти миллионов пудов угля (пуд -16 килограммов). В следующем, 1863 году появились первые кустарные шахты у хутора, которому дали соответствующее название — Шахтенки.

Принято считать, что первым строителем угольных копей в районе Несветая стал предприимчивый купец первой гильдии Семен Николаевич Кошкин. Он начал добывать антрацит примерно в 1870 году. Одна из шахт нового шахтовладельца находилась вблизи реки Малый Несве-тай в хуторе его имени. Нынче это наш сосед—хутор Новопавловка. Купец скупал земли у казаков и строил на них копи. Он владел десятками действующих и строящихся шахт, двумя угольными участками, приобретенными у Николая Васильевича Белоусова. Всё это он завещал своему сыну Ивану.

Другим «родителем» нашего города считают энергичного предпринимателя Кондрата Ивановича Гончарова. В 1909 году в районе поселка Самбека появилась его первая шахта. Это был первый предприниматель (чье имя дошло до наших дней), начавший добывать уголь не с поверхностных пластов, а из недр Несветая. Вскрытый им угольный пласт, разрабатываемый шахтой «Сам-бековская», назывался «гончаровским». Шахта Гончарова-Мастикова — прародительница бывшей шахты № 26 в Самбеке.

Вскоре, прознав о сильных несветаевских углях, сюда потянулись другие предприниматели, построившие свои мелкие шах-тенки в южной части города. Летом 1910 года на левом берегу реки Малый Несветай предприниматели Николенко и Марченко (к сожалению, информацией об их именах мы не располагаем) заложили шахту № 140. Шахта была с вертикальным отводом глубиной до 40 метров. Именно эту дату, говорят старожилы нашего города, и следует считать годом основания Новошахтинска.

ШАХТЫ В ЦЕНТРЕ ГОРОДА

У балки Цурюпа, там, где находился в 90-е годы ХХ века завод безалкогольных напитков, на берегу речки Малый Несветай также в 1910 году была открыта маленькая шахтен-ка, хозяевами которой были Панченко, Прокопенко и Гудков. Шахте не стали присваивать имя одного владельца, а создали акционерное общество «Панченко и К». В это же время левее нынешней дороги на бывшую шахту имени Кирова появилась первая шахта-ползушка Дороганова-Сафронова.

Их было много, небольших шахт: в поселке Горлова находилась шахтенка Наумова, рядом располагались шахтенки Епифанова. Рудник Кондровского-Назарова находился в районе нынешней юго-восточной части Новошахтинска.

В начале 1912 года крестьянин хутора Чернухино (ныне Апексеевка) Дорога-нов обнаружил на склоне балки выход мощного угольного пласта. В 1913 году он построил кустарную шахтенку и начал разрабатывать этот пласт.

Все работы на этих шахтах велись вручную. Помимо местных рабочих нанимали пришлых крестьян из Воронежской, Курс-кой,Орловской губерний России, уроженцев Северного Кавказа.

В Новошахтинском городском историко-краеведческом музее есть отдел, в котором описывается труд шахтеров - тяжелый, опасный, уносивший сотни жизней. Работали шахтеры артелями, спускались в шахту до зари и работали до позднего вечера.

Основная профессия — зарубщик. Обушком и поддырой подрубался пласт, уголь отбивался кайлом и грузился в санки. Тягальщики или саночники вытаскивали на себе уголь из забоя, коногоны доставляли груженые вагонетки к стволу шахты. Нечеловечески тяжелым был этот труд. Останавливая на короткое время процесс зарубки угля, шахтеры прислушивались к треску над головой, чтобы уловить момент обвала слабо закрепленной кровли. Хозяев не особо тревожило качество крепежного материала; лес, как правило, был старым, уже использованным. Только более опытным рабочим удавалось угадать приближение обвала и покинуть забой. Чаще всего обвалы были непредсказуемы, происходили внезапно, унося сотни жизней. Но приходили новые рабы, их деревянной или железной бадьей опускали в шахту, поднимали обратно с помощью конного ворота или паровой лебедки. Добытый уголь вывозили лошадьми, железной дороги тогда не было. Вокруг шахт рыли множество землянок, в них жили шахтерские семьи.

Добыча угля значительно увеличилась с появлением в наших краях Николая Парамонова, сына Елпидифора Парамонова, ростовского миллионера, владеющего угольными копями, судами, мельницами. Крупнейшей в списке его производств была шахта его имени - «Елпидифор», впоследствии известная как шахта имени Артема в городе Шахты.

Все мелкие промышленники, работавшие на Несветае, не шли ни в какое сравнение с капиталистом Николаем Парамоновым. Он арендовал у казачества 34 квадратные версты земли на 30 лет и начал завоевывать её недра.