Люблю тебя, мой город с шахтерской судьбой

Люблю тебя, мой город с шахтерской судьбой

Я родилась в Новошахтинске. Так случилось, что три года своей жизни я провела в Калининграде. Это были 1955-1958 годы. Тогда этот город был еще полуразрушенным после войны, и мне, ребенку, запомнились руины среди уже восстановленных зданий. Когда я вернулась в свой Новошахтинск, помню, что с автобусной остановки мы шли домой среди полей, засаженных огромными подсолнухами и кукурузой. Наш домик на тогда еще короткой улице был последним, дальше расстилалась степь.

Мой папа работал на шахте №5 (впоследствии «Несветаевская») подземным электрослесарем на участке внутришахтного транспорта. И на работу из района нынешнего ЖБК он каждый день в любую погоду ходил пешком. А это добрых четыре километра. Тогда вообще много ходили пешком. Например, к своим друзьям в поселок Михайло-Леонтьевский мои родители чаще всего тоже ходили пешком. На шахтах города работала практически вся моя родня.

С детства запомнила одно: шахтеры - народ дружный и великодушный. Тогда соседи собирались вместе на посиделки целыми уличными кварталами, а детвора азартно играла в футбол, в выбивного. На улице общими были и беды, и радости, люди жили открыто, и даже свои дома запирали редко, поручая присмотр за ними соседям.

Я до уже зрелого возраста никогда не задумывалась, в каком городе живу. Мне всегда здесь было хорошо. Вечерами, до темноты, мы развлекались в своих детских компаниях, иногда делали налеты на сады соседей, чтобы адреналин выделялся. Купаться целыми ватагами мы ходили за пять километров на Соколовское водохранилище, которое называли Кораблем.
Почти у всех моих друзей отцы и деды работали на шахтах. И в семьях к ним относились с глубоким почтением. Все мы знали: если отец пришел со смены и отдыхает, ходить в доме нужно на цыпочках, бесшумно, чтобы не потревожить его сон. Кормильцам всегда и лучший кусок предназначался. Женщины тогда занимались домом и детьми, ведь основным местом работы в городе были шахты, а женщин там трудилось немного, рабочих мест не хватало.

В детстве я еще не знала ни о стахановцах, ни о трудовой славе нашего города. Но в дни выдачи зарплаты отец иногда брал меня с собой на шахту. Я ходила по шахтному двору и разглядывала портреты передовиков на Доске почета. На вопрос, почему фотографии здесь висят и кто эти дяди, папа ответил: «Эти люди работают лучше всех, они - пример для других, и, чтобы их знали в лицо на шахте и в поселке, фотографии вывесили на этом стенде. Будешь ты работать на совесть, и твой портрет вывесят на Доску почета». После такого ответа я с особым почтением смотрела на портреты лучших шахтеров.

Новошахтинск навсегда вошел в мою судьбу, хотя и по свету я поездила немало, была возможность осесть в Ростове, но меня всегда неудержимо тянуло в родной дом, к друзьям, к соседям, которые тепло меня приветствовали каждый день, к тишине, покою и просторам, которые окружали наш поселок.

Большинство работающих на шахтах мужчин считало своим долгом построить собственными силами дом, поэтому деревянные каркасы из шпал или леса быстро выстраивались в ряды, продлевая улицы, а кукурузные поля отступали все дальше в степь. Посадить своими руками сад тоже было делом чести. Активно строили жилье и шахты, город быстро менял свой облик, становился зеленым. Народ любил по вечерам гулять в парках.

Хотя профессию я выбрала, воплощая мечту папы, журналистскую, жизнь моя была тесно связана с угольной отраслью. В «Знаменке» освещала жизнь трудовых коллективов, а потом перешла в многотиражную газету на шахту имени В.И.Ленина. И нужно сказать, что этот коллектив стал мне родным. До сих пор искренне радуюсь, встречаясь с бывшими «ленинцами», и время работы там считаю лучшими годами своей жизни.

Когда приходится слышать мнение о шахтерах как о необразованных людях, удивляюсь, откуда оно. На шахте меня окружали всесторонне развитые, эрудированные люди, многих можно было назвать самородками, выдающимися личностями. Такими запомнились на шахте имени В.И.Ленина ее директора А.В. Матвеев, В.Н.Приз, В.Н.Гапич. Удивительная шахтерская смекалка была у главного механика Л.Ф.Захарова, механика С.В. Шевцова, людей с редкой рационализаторской жилкой В.В. Беседина, М.Г. Найденко! Простите меня те, кого я не назвала, всех ведь и невозможно перечислить. Но я очень рада, что имена многих и многих моих коллег по шахте имени В.И.Ленина, да и других выдающихся новошахтинцев, хранятся в архивах газет «Знамя шахтера», «Советский горняк», а сами газеты - в архивах крупнейших библиотек России.  

Сегодня наш город серьезно  раздвинул свои границы, поменял и продолжает менять свой облик, стал более современным. Я люблю и сегодняшний мой Новошахтинск, хотя в 90-х годах не раз накатывала волна отчаяния, когда молниеносно были       закрыты все шахты и, казалось, что звезда города закатилась навсегда. Люблю за то,что все в нем мое, родное, а больше — за его людей, трудолюбивых, радушных, всегда готовых поддержать в трудную минуту и прийти на помощь. У нас живут в городе отважные люди, которые умеют ставить немыслимо высокие цели и добиваться их. Возможно, это пошло именно от шахтерского характера города, ведь никто не оспорит того, что работать в шахте могут только смелые, отважные люди. И этот дух продолжает в городе оставаться и помогает вершить для него удивительные, великие дела. Мой город выстоял, и я знаю, что он будет всегда. И как бы мы его ни ругали, как бы ни сравнивали с другими городами, в сердце он один — мой, наш, свой Новошахтинск, которому в преддверии его праздника мы желаем славной жизни и признаемся в любви.

Светлана Яншина,
член Союза журналистов России