Алексеевская скала

Замечательный фотоконкурс «Для нас Россия начинается здесь» проводит «Знамя шахтёра». В номере за 17-18 августа 2012 года были представлены и мои фотоработы. Какой же приятной неожиданностью стал для меня отклик на них читательницы «Знаменки» с большим стажем М.Казаковой-Лямцевой! Огромное вам спасибо за теплые слова!

Хочу немного сказать о Люде Белоцицкой, которая была вашей подругой. Это  родная младшая сестра моей мамы, и я довожусь ей племянником. Вскоре после окончания школы  Людмила вышла замуж за офицера и уехала из нашего города. Почти всю свою жизнь она посвятила детям, работая воспитателем в детском саду. У нее две дочери, трое внуков и две внучки.  К сожалению, Людмилы уже два года как нет с нами…

Я очень рад, что мои снимки вызвали у вас добрые воспоминания, напомнив о малой родине. Пользуясь случаем, хочу по- дробнее рассказать об этих замечательных местах. Думаю, это будет интересно многим читателям.

Из Новошахтинска, со стороны поселка Южного, идет в Алексеевку короткая, ныряющая по холмам, грунтовая дорога. Поначалу она ничем особо не примечательна – слева засеянное подсолнечником поле, справа – зеленая стена лесополосы, за которой вновь желтеет море подсолнухов. Но вот дорога поднимается на очередной холм, и справа открывается уходящая вдаль широкая невозмутимая водная гладь. Один берег ее высокий, скалистый, другой – низкий, с островками деревьев у самой воды. Это плотина, именуемая новошахтинцами Пятым плюсом, а алексеевцами - Верхнянкой. Отсюда лента грунтовки бежит и бежит полого вниз, поворачивает налево, затем направо, взбираясь еще на один холмик.

И вот тут открывается совершенно фантастическая картина – перед вами словно расстилается саванна, поросшая высокой светло-зеленой полынью, с разбросанными кое-где деревцами и кустарниками. А дальше высится, подобно маленькому «Килиманджаро», самая настоящая гора! В Алексеевке ее называют Скалой Белецкого (невдалеке от нее жил  когда-то селянин с такой фамилией), Скалой Советов, а чаще просто скалой. Почти вся она зеленеет травами, но с юго-запада бугрится могучими серыми плитами песчаника, одна из которых (если смотреть на нее снизу, от подножия горы) удивительно напоминает нос корабля, застывшего в камне. На закате каменные глыбы розовеют, принимая удивительный неземной вид. Со стороны Алексеевки склон горы пологий, весь покрытый ярким ковром травы и полевых цветов. Весной здесь стоит непередаваемо пьянящий аромат, а летом звонко выводят свои веселые песни цикады.

С вершины горы открывается захватывающий дух вид на маленькую долину. Далеко внизу петляет небольшая спокойная речка, по берегам которой возвышаются крепкие высокие ясени, а над самой водой нависают плакучие ивы. Эта река - Малый Несветай. Потеряв за дамбой Пятого плюса свою мощь и великолепие, он приобретает скромное очарование, тихо журча в изгибах вокруг горы. Увы, с годами речка мелеет, и прыгать в нее со Скалы было бы теперь безрассудством. Впрочем, посидеть на каменном сиденье, свесив ноги над пропастью, вполне можно и сейчас.

Алексеевское стадо пасется на левом берегу Малого Несветая и каждый день переходит его вброд неподалеку от скалы. На пастбище коровки выступают солидно и важно, обратно возвращаются впри- прыжку, почти бегом, предвкушая теплые хлева и добрые руки хозяек.

Небольшой поселочек в районе горы называется хутор Верхний и является частью Алексеевки. Когда-то он был довольно большим; дома, утопающие в сирени и фруктовых садах, высоко взбирались по берегам Малого Несветая. Многие хуторяне работали на ближайших шахтах - №15, 5/309 и других. Здесь, спасаясь от репрессий, бушевавших на Украине, в двадцатых годах прошлого века жила на квартире, у доброй женщины по имени Мавра, семья моей бабушки Щербины Клавдии Григорьевны. Ныне усадьбы хутора можно легко пересчитать по пальцам, а о былом великолепии напоминают лишь холмики земли да одичавшие, сросшиеся воедино, абрикосы, вишни, сливы…

Идут годы, сменяют друг друга новые и новые поколения людей. Но все так же гордо и красиво возвышается в степи могучая Алексеевская скала. Поют вокруг нее свои извечные песни соловьи и жаворонки, а над макушкой седой горы плывут и плывут в голубом небе белые пушистые облака.

Александр Белоцицкий,
улица Береговая.