Вспомним тех, кто в свой последний миг не увидел солнца

Вспомним тех, кто в свой последний миг не увидел солнца

2 июня — день смерти М.П. Чиха, дважды Героя Социалистического Труда, знаменитого бригадира добычной бригады. Законодательное собрание Ростовской области в 2001 году постановило считать этот день Днем  памяти погибших шахтеров.

В этот день вспоминаем людей, погибших на наших шахтах, о причинах их гибели и травмирования, о том времени, которое некоторые назовут героическим, некоторые трудным и тяжёлым; одни вспоминают его с восторгом, как и свою молодость, другие вспоминают ушедших родных или членов семьи, ставших инвалидами, потерявших здоровье, и не только от травм, но и от профессиональных заболеваний.

Я приведу статистические данные, чётко зафиксированные государственными органами надзора. Они, при внимательном рассмотрении, могут вы-звать массу вопросов, особенно у знающих проблему людей. Действительно, почему на одних шахтах люди травмировались и гибли чаще, почему различен уровень травматизма по годам, почему видны «скачки» травматизма? Всё это легко объясняется, если вспомнить историю развития Новошахтинского угольного района, да и всего Восточного Донбасса.

Статистика охватывает период 1949-1992 годов. 1949 год – это год окончания восстановления угольных шахт Новошахтинска после фашистской оккупации. А с 1993 года началась реструктуризация угольной отрасли, сокращение добычи, закрытие шахт, стагнация всей промышленности.

За указанный период новошахтинские семьи потеряли 662 кормильца. Более тысячи горняков стали инвалидами или стойко утратили трудоспособность. Более 80 тысяч человек были вынуждены залечивать травмы и восстанавливать здоровье. Только представьте эту цифру. Ведь это население среднего города.

При рассмотрении травматизма по конкретным шахтам неправомерно говорить, что какая-то шахта более, а какая-то менее опасна.  Здесь необходимо принимать во внимание множество факторов: численность работающих на шахте людей, срок эксплуатации шахты, количество забоев, уровень механизации горных работ, вид транспортировки угля и грузов, организацию труда, уровень надзора и прочее.

Так, старейшая в районе шахта имени ОГПУ, а с 1957 года шахта имени В.И. Ленина, за 70 лет эксплуатационных работ добыла около 80 миллионов тонн антрацита, достигла производительности труда рабочего по добыче 66,6 тонны (в 1955г.), рекордной суточной добычи угля -10 тысяч тонн. Естественно (для того времени), что и травматизм на этой шахте шёл опережающими темпами: 111 шахтёров погибли, 200 утратили профессиональную трудоспособность, более 20 тысяч человек получили травмы разной степени тяжести.

В особую категорию попадают групповые несчастные случаи, когда погибают или травмируются одновременно двое и более человек. Это трагедия не только семейная, не только шахтная, но и городского масштаба. Таких случаев не очень много.

Так, следует отметить далёкий 1966 год, когда на шахте «Западная-Капитальная» при неудачной посадке кровли очистного забоя от ударной волны погибли четыре горняка.

Свежа в памяти трагедия на шахте «Горьковская-Южная». Здесь в 1987 году задохнулись продуктами горения шестеро шахтёров с горным мастером в том числе, это Кравченко Г., Тимофеев Ю., Мирошниченко Н., Дудниченко А., Кашпор А., Кретов В.  В тот осенний день из-за неисправности привода конвейерной линии 1Л-100У на конвейерном ходке уклона №2 возникло возгорание. Продукты горения по воздушной струе попали в штрек №103, где   бригада горнорабочих производила проходку опережающей разведочной печи. К сожалению, горный мастер не смог убедить рабочих действовать согласно плану ликвидации аварий и пойти неудобным, но безопасным путём через отдалённую разрезную печь.  Бригада решила проскочить пожар и задымление по работающей конвейерной линии; всего-то нужно было преодолеть 300 метров штрека и выскочить на свежую струю. Однако конвейерная линия аварийно остановилась и рабочие оказались в зоне задымления. Фильтрующие самоспасатели их спасти не смогли, так как они эффективно не фильтровали угарный газ в концентрации более 1 процента, при пониженном содержании кислорода и высокой задымлённости продуктами горения ленточного конвейера. Так их и нашли горноспасатели, лежащими один за другим со снятыми самоспасателями СПП-2, последним был горный мастер. После этой трагедии на всех шахтах ОАО «Ростовуголь» (в ШУ имени Горького в первую очередь) фильтрующие самоспасатели были заменены на изолирующие.

Тяжёлый, изнуряющий, вредный и опасный труд не наложил соответствующую печать на характер и внешний вид шахтёров. Многих из них я знал и знаю. Это весёлые, оптимистичные, резкие на слово люди, любящие свою семью, детей и внуков. Теперь уже с грустью приходится вспоминать былое. Какой хохот стоял в клети, когда выезжала смена шахтёров и кто-то им попадался на язык. Студентом я в 1971 году попал на практику на шахту «Западная-Капитальная». Приехал с бородкой, что по тому времени было как-то не принято в нашем городе. И вот при очередном выезде из шахты попал на острословов. Время подъёма клети по людскому стволу составляло 4,5 минуты. Чего я только не наслушался за это время о своей бороде и её хозяине; не чаял, когда стволовой откроет дверку.

2 июня - новая дата, связанная с шахтёрами. Её, конечно, не сравнить с Днём шахтёра, но это повод помянуть своих погибших товарищей, а многим - и родственников. Вечная память им, погибшим в подземных условиях и не увидевшим перед смертью солнца!

С. ЯВОРСКИЙ, горный инженер.