«Жизнь не дар, а только кредит»

«Жизнь не дар, а только кредит»

Не знаю, как у кого, у меня после этого спектакля кипели мозги. Никогда не подозревала, что за неполных два часа можно полностью пересмотреть свое отношение к жизни, к возникающим проблемам, увидеть (теперь уже непоправимые) ошибки в общении с уходившими из моей жизни людьми.

Думала о том, как эгоистичны и духовно неграмотны мы, и очень сожалела, что раньше мне не довелось встретиться с «Оскаром и Розовой дамой» ни в театре, ни в литературе, что очень не хватало мне мудрости писателя и драматурга Э.Э.Шмитта. И сегодня выражаю огромную благодарность шахтинскому режиссеру Роману Родницкому за то, что он эту пьесу оценил и поставил в Новошахтинском драматическом театре.

Пьеса трагичная и светлая одновременно. Она говорит о том, что может случиться с каждым из нас или нашими родными и близкими в любой момент. Вопрос в том, как к этому относиться: смириться, озлобиться или обрести веру, ценить каждый день жизни, любить, прощать, открыть глаза и распахнуть душу, жадно впитывая всю красоту и богатство мира. Это с одной стороны. А с другой — вытащить из ушей «воздушные пробки», которые возникают у большинства при слове «смерть», и помочь угасающему человеку полноценно прожить оставшиеся дни. Как это сделала Розовая дама для умирающего десятилетнего Оскара. Это очень сложно, проще отгородиться от чужой боли и тайком утирать слезы, как большинство из нас и делает. Мы просто не знаем о том, что, укрепляя чью-то веру, укрепляемся в ней сами, отдавая частицу своей души и любви, сами наполняемся любовью и духовностью.

Моноспектакль — жанр сложный и для актера, и для зрителя. В нем нет зрелищности. Это общение один на один. И актеру нужно быть предельно искренним, вползти в шкуру своего героя, впустить пережитое им в свою душу и все это перемолоть, и прочувствовать, а затем передать зрителю. И актриса Валентина Родницкая была предельно искренней: то взрывной, то ироничной, то нежной, то отчаявшейся, и цепко держала внимание зрителя весь спектакль.

На практически голой сцене, на небольшом пространстве, уставленном коробками с подарками и игрушками, - маленькая хрупкая женщина в роли десятилетнего мальчугана, которому неудачно сделали пересадку костного мозга и определили срок жизни в 12 дней. И прожить за это время целый век, успеть влюбиться, жениться, пережить чужое счастье возвращения к жизни, понять и простить родителей, «усыновить» Розовую маму, познать Бога и укрепиться в вере, т.е. прочувствовать естественный цикл жизни, обреченному мальчику помогла Розовая дама. Это одна из тех терпеливых, мудрых, наполненных любовью к людям женщин, приходящих в онкодиспансер, чтобы развлечь и поддержать тяжелобольных детей. Она дала совет Оскару попросить у Господа мужества, терпения и просветления, каждый день писать Всевышнему письма с просьбами.

Проживая каждый день, Оскар анализирует его, сверяя со своими посланиями. Розовая мама (так Оскар называет Розовую даму) предстает перед Оскаром в образе непобедимой кетчистки Лагедонской Потрошительницы, и с ней вместе переживает ее прошлые упоительные победы над Лимузской колбасницей, Дьяволицей Синклер и другими мощными, хитрыми и свирепыми кетчистками. И неважно, что на самом деле Розовая мама не была кетчисткой, важно, что она учила Оскара никогда не сдаваться, не опускать руки, бороться до конца. Она подарила ему семечко цветка однодневки, чтобы он понял, что для выполнения полноценного жизненного цикла своего предназначения не обязателен долгий век, между настоящей жизнью и прозябанием большая разница.

В день своего «столетия» Оскар объяснял своим родителям, что: «...жизнь — странный дар. Вначале мы его переоцениваем: думаем, что получили в вечное пользование.

Затем недооцениваем, находя жизнь слишком короткой и несовершенной, и чуть ли не готовы от нее отказаться. Наконец, осознаем, что это был вовсе не дар, а только кредит. И тогда пытаемся его заслужить».

И это его послание нам с вами - смотреть на мир так, будто это в первый раз, и ценить каждый миг жизни.