«Я хотел бы душу свою прислать в конверте, да теперь почта не принимает у нас заказных писем»
«Я хотел бы душу свою прислать в конверте, да теперь почта не принимает у нас заказных писем»

«Я хотел бы душу свою прислать в конверте, да теперь почта не принимает у нас заказных писем»

История, продолжения которой следует ждать...

В работе журналиста редко бывают встречи, которые проходят незамеченными. Такой для меня стала встреча с Людмилой Николаевной Ивасенко, ведущим архивистом Государственного архива Ростовской области. Девичья фамилия Людмилы Николаевны мне знакома, как знаком и её брат Виктор Крыштопов, который в свое время возглавлял Новошахтинский историко-краеведческий музей и сотрудничал с нашей газетой.

Учитель начальных классов школы № 38, которую сама закончила, преподаватель истории в лицее № 59, теперь - сотрудник архива, Людмила Николаевна приехала в родной город с интересной миссией: найти родственников Ефима Степановича Гольского, участника войны, жившего долгие годы в Новошахтинске, и что для нас особенно интересно, писавшего в разные издания, работавшего недолго в городской газете «Знамя шахтёра». Людмила Николаевна рассказала увлекательную историю человека, который в 2006 году, в 88 лет, передал свои документы в Государственный архив Ростовской области, из них был создан архивный фонд личного происхождения. В фонде – фронтовой дневник Е.С. Гольского, письма военных лет, рисунки.

В настоящее время Государственный архив ищет родных Е.С. Гольского, у которого было двое детей - Александр и Иза. Возможно, кто-то из близких, знакомых прочтёт этот материал и позвонит в редакцию газеты «Знамя шахтёра».

Когда на нашей редакционной планёрке зашла речь о Е.С. Гольском, мой коллега Максим Тищенко к имеющимся у меня архивным документам добавил интересный штрих: оказывается, Ефим Степанович в 2005 году написал книгу-очерк о своём дяде - Герое Советского Союза Павле Андриановиче Поде, который, как и Ефим, родился и вырос в слободе Больше- крепинской Родионово-Несветайского района. Книга Е.С. Гольского называется «Мой дядя — человек-кремень», издана тиражом в 100 экземпляров. Е.С. Гольский за счёт собственных средств изготовил мемориальную доску, которая укреплена у входа в Большекрепинский Дом культуры. Так неожиданно сошлись в одной истории разные факты. А теперь - сама биография Ефима Гольского.

Родом из крестьянской семьи

Ефим Степанович Гольский родился 3 февраля 1918 года в слободе Большая Крепкая Родионово-Несветайского района в крестьянской семье. Отца своего, С.И. Пуголовкина, он не знал, поскольку тот оставил семью в год, когда родился Ефим. В 1920 году мама Ефима приехала в Новошахтинск и снова вышла замуж - за Степана Ивановича Гольского, бывшего пленного мадьяра, работавшего после Октябрьской революции в шахте № 3 забойщиком-саночником. К 1925 году он уже был членом ВКП(б) ленинского призыва. В 1938 году был арестован и осужден на 10 лет без права переписки. В 1956 году Степан Иванович Гольский был реабилитирован посмертно.

В 1934 году после окончания восьми классов Ефим Гольский поступил в Шахтинской горный техникум, во время каникул работал откатчиком на шахте, помощником слесаря, в 1938 году окончил техникум с отличием. В Новошахтинске Ефим Степанович работал на шахтах № 141, 142 десятником, нормировщиком и старшим нормировщиком, вплоть до эвакуации в 1941 году.

В год рождения Новошахтинска, в 1939 году, Ефим Степанович женился на учащейся того же техникума Анне Федоровне Шиловой – дочери погибшего в 1920 году уральского партизана. Родственники Анны Федоровны жили в Кустанайской области, там же семья Гольских находилась в эвакуации. В 1942 году Ефим Степанович с семьей вернулся в Новошахтинск, работал старшим нормировщиком на шахте № 142, а 15 июля был призван в Красную Армию и зачислен в 54-й запасной артполк для обучения на разведчика-наблюдателя.

Война

С 19 августа 1942 года он в действующей армии, был связистом 102-го гвардейского стрелкового полка 35-й гвардейской стрелковой дивизии, занявшей оборону Сталинграда. Во время боевых действий в районе Сталинграда Е.С. Гольский служил в 48-м отдельном пулеметно-артиллерийском батальоне сапером. В своём письме, датированном 1942 годом, он спрашивает:

«…Как налаживается жизнь в нашем городе, в Шахтах, на Артеме? Если будут требовать людей на восстановление, дай мой адрес. А вообще говоря, теперь, поскольку я попал в стрелковую часть, то война для меня может скоро кончиться. Бывалые солдатики говорят: «3-4 атаки, и готово». Ранен или убит. Это в артиллерии я провоевал без единой царапины. Да и много таких. А в пехоте не то…»

И ещё письмо:

«…На сегодня я пока жив, невредим... Но дело военное – и «всякое может быть». Я только благодарю судьбу свою, что дала мне возможность увидеть гибель врага… насчет своей жизни писать почти что нечего.

…а за эти шесть месяцев я был минометчиком, пехотинцем, сапером, связистом, артиллеристом, ком-ром противотанкового орудия, а теперь еще неизвестно, кем буду. Хочется быть одним - шахтером, поскорее вернуться в Донбасс и начать добывать уголь...

Писано в немецкой землянке, немецкой ручкой и чернилами, на немецкой бумаге, отвоеванными русскими людьми…» (Из письма Е.С. Гольского, 1 февраля 1943 года, Сталинградская область).

Воевал Е.С. Гольский на Курской дуге, был писарем 5-й стрелковой роты. И снова свои впечатления — в письме родным:

«…Служил я в разных должностях. Был разведчиком и минометчиком, и связистом, и артиллеристом, и пехотинцем. Теперь вот с месяц состою писарем при роте. А кем еще побываю, знает одна судьба. Конечно, очень не хочется трупом…» (Из письма Е.С. Гольского, 3 мая 1943 г).
В 1943 году у деревни Ерик, которая находится 20 км севернее Белгорода, батальон был окружен, Е.С. Гольский попал в плен, бежал. Скрывался в лесу, ему помогали жители окрестных сел Деренковец, Руденков, Староселье. «…Два месяца скитаний. И сегодня немцы устроили облаву. Слышу винтовочные выстрелы и разрывы гранат. Видимо, ищут серьезно и жестоко. Кладу свои книжки здесь в сосне. Нашедших прошу переслать матери, по адресу в конце блокнота. А я, может быть, не смогу их взять..» (Из записной книжки Е.С. Гольского, 26 января 1944 г.).

В январе 1944 года Ефим Степанович с фронтовыми разведчиками перешел линию фронта. После проверки был направлен на пополнение действующей армии и назначен помкомвзвода полковых саперов 1237-го стрелкового полка 373-й стрелковой дивизии. «…сегодня я уже у своих. Так что и книжка моя перешла на большую землю и теперь я смогу переслать ее домой. Это будет до некоторой степени рассказом моей жизни. Прошли через линию фронта удивительно хорошо. Шло нас до 80 человек. Сколько радости! Вроде домой вернулся…» (Из записной книжки Е.С. Гольского, 31 января 1944 г.)

С пером не расставался

В июне 1944 года Ефим Степанович назначен на офицерскую должность полковым топографом, стал корреспондентом дивизионной газеты «Боевой путь». С полком участвовал в Яссо-Кишеневской операции в Румынии, форсировал реки Одер и Нейсе в Германии, участвовал в боях по уничтожению остатков немецких войск в Чехо- словацких Татрах. За захват в плен немцев награжден медалью «За отвагу». За бои в Германии – орденом Красной Звезды. «…уже давно я не писал, потому что не было на то никакой возможности – жили под открытым небом, в лесу. Теперь построились, хотя в землянке еще холодно, но чернила в ручке не замерзли, согреваемые теплом моей груди, а я хочу еще и погреть свою душу теплым разговором с вами, моими далёкими дорогими, любимыми созданиями…» (Из письма Е.С. Гольского, 28 декабря 1944 г.)

После демобилизации в августе 1945 года Е.С. Гольский вернулся в Новошахтинск, три месяца работал литсотрудником городской газеты «Знамя шахтера», затем приступил к работе на шахте ОГПУ (имени В.И. Ленина): вначале инженером по техническим вопросам, затем помощником главного инженера. В 1947 году был переведен в горно-техническую инспекцию, а с сентября 1948 года зачислен слушателем Высших инженерных курсов при Новочеркасском политехническом университете. По окончании их с 1951 года работал в системе треста «Несветайантрацит» начальником технического отдела «Ростоблмежколхозстрой» до выхода на пенсию.

После выхода на пенсию по шахтерской категории Е.С. Гольский переехал в Ростов-на-Дону, работал старшим инженером ОКСа объединения «Донконсерв», макетчиком в институте «Ростовгипрошахт», на общественных началах сотрудничал с редакцией газеты «Вечерний Ростов».

К сожалению, данных после 2006 года, когда Е.С. Гольский передал свои документы в архив, нет. Сотрудникам архива, которые готовят 11 марта мероприятие, посвященное нашему земляку, будет интересна любая информация о нём. Звоните, мы ждём! Возможно, у этой истории есть продолжение...