Сергий Радонежский - отец замли русской

Сергий Радонежский - отец замли русской

В 14  веке жил на Руси великий святой Сергий Радонежский, он был монахом, о котором говорили: «Отец земли Русской». Святой — это тот, кто служит Богу, никому не делает зла и молится о всех людях, а для себя не требует ничего.

В детстве звали его Варфоломей. Родился он в 1314 году  в старинном русском городе Ростове Великом. Когда его город был разорён в междоусобице между князьями, его семья перебралась в  селение Радонеж под Москвой. В детстве Варфоломей очень долго не мог научиться читать. Он видел, как посмеивались над ним ребята, как переживали и расстраивались за него родители, но ничего не мог поделать. Однажды на лугу он встретил необычного человека, одетого в чёрную монашескую одежду. Монах держал в руках маленький драгоценный ларец. Варфоломей решился подойти к нему и рассказал про свою беду. Монах, внимательно выслушав мальчика, открыл свой ларец и вложил ему в рот кусочек просфоры. «Отныне будешь читать и понимать написанное»,— сказал этот необычный монах. С того самого дня Варфоломей стал легко и быстро читать любую книгу и скоро обогнал в учении всех ребят, а в сердце его зажглась неугасимая мечта — стать монахом.

После смерти родителей Варфоломей и старший брат Стефан решили уйти в лес, чтобы жить там отдельно от всех людей и служить одному только Богу. Несколько дней пробирались братья по глубоким оврагам и зарослям, пока не нашли подходящее место на склоне лесистой горы. Называлась эта гора Маковец. Здесь они срубили из брёвен домик-келью, а рядом возвели небольшую деревянную церковь Троицы — во Имя Бога Отца и Сына и Святого Духа. Но вскоре Стефан ушёл в Москву в монастырь. Варфоломей остался один посреди дремучего леса. Терпел он зимой метели и стужу, а летом дожди и зной, стойко преодолевал все страхи и опасности, которые подстерегают человека в таком диком и безлюдном месте, но уходить  не собирался.

В этом глухом лесу, исполнилась, наконец, мечта Варфоломея — он стал монахом. Один сельский игумен прочитал над ним особые молитвы и остриг на его голове прядь волос. Когда люди становятся монахами, они получают новое имя. И Варфоломей стал Сергием. Началась его монашеская жизнь.

Прошли годы, и слух о монахе Сергии стал приводить к нему тех, кто искал для себя уединённой монашеской жизни. Сергий разрешал селиться рядом со своим жильём, помогал отёсывать брёвна и строить кельи. Так образовался в лесу монастырь — рождалась великая Троице-Сергиева Лавра.

Стало известно об игумене Сергии по всей Русской земле. Люди рассказывали друг другу об удивительном монахе из Радонежа и говорили между собой: «Неужто и правда объявился среди нас человек, чистый пред Богом и помогающий всем своей сильной молитвой?» В те времена Русь находилась под властью монгольских кочевников, которые называли себя Золотой Ордой - коварные, жестокие  и очень умелые в бою воины. Русские же князья всё время ссорились между собой: одни хотели быть самыми главными, а другие стремились править своими княжествами отдельно от остальных. Из-за этих раздоров Русь не могла выступить единой силой, а русские княжества  были разбиты поодиночке и платили  Золотой Орде большую дань: золотом, серебром и ценными мехами. Воины Золотой Орды совершали грабительские набеги на русские города и селения, не щадя ни женщин, ни детей, уводили в плен и делали своими рабами.  Русские люди, жившие в постоянном страхе от вражеских нападений, уставшие от княжеских ссор, от злобы и ненависти друг к другу, приходили к Сергию отовсюду. Отыскав его обитель далеко в лесу, люди своими глазами видели, как мирно и дружно живут монахи, как они помогают друг другу, и говорили: «Смотрите, они живут, как родные братья! Почему бы и нам не жить так же?»

Люди просили Сергия, чтобы он научил, как им правильно жить, и слушали каждое его слово.

«Будем вместе, как одна большая семья, и Бог вернёт нам свободу!» — отзывалось в русских сердцах. Люди поднимали головы, становились добрее, объединялись в надежде сбросить с себя чужеземный гнёт и стать свободными.

И настал решающий день.  Мамай, повелитель Золотой Орды, собрал огромное войско и повёл его на Русь, чтобы навсегда захватить русскую землю.

В то время в Московском княжестве княжил Дмитрий. Узнав о войне Мамая, он поехал к Сергию за советом.

— Мы посылали большие дары Мамаю. Желали договориться миром, но он и слушать не хочет! Как велишь поступить нам?

Сергий  сказал:

— Собирай русское войско, князь.

На подмогу войску он отправил двух своих монахов: Андрея Ослябю и Александра Пересвета. Оба они до прихода в монастырь были знаменитыми воинами.

Князья, забывшие прежние ссоры, стали собирать свои дружины в единое войско.  Ратники со всей русской земли собрались с великим князем Дмитрием на Куликовом поле, между рекою Непрядвой и Доном. Туда же пришёл и Мамай со своими полчищами…

Перед битвой из Мамаева войска выехал ордынский богатырь Челубей, вызывая русского воина на поединок. Был он огромен и страшен, и никто не мог победить его. Навстречу ему выступил наш богатырь монах Пересвет. Был он в монашеском одеянии и с могучим копьём наперевес. Разогнали богатыри коней, ударились копьями на полном скаку, и оба рухнули замертво на траву.

Так началась эта битва.

Всей своей грозной мощью вломились вражеские клинья в наши пешие полки. Мамай стремился смять и опрокинуть дружины русских. Рубились  отчаянно, убитых падало без счёту… Восемь часов по колено в крови русские бились за свою Родину, за своё будущее…Вот конница Мамая прорвала последний поредевший строй на нашем левом фланге и вышла в тыл русского войска. Враг уже ликовал…

Но, как молнии из тучи, из дубовой рощи на них обрушился засадный полк князя Владимира Храброго. Ударили, сшиблись, ошеломили! Вместе с ними все русские полки перешли в атаку на врагов и переломили их силу!

Мамаево войско дрогнуло и обратилось в бегство, давя от страха друг друга. Их долго гнали, круша налево и направо последние остатки войска. Разгром был полный.

Князя Дмитрия с трудом нашли под грудой тел. Он оказался жив, а его доспехи были покрыты вмятинами от ударов.

За победу в этой битве на Дону прозвали князя Дмитрием Донским.

Слава сошла на русскую землю. Освободившись от страшной угрозы, русский народ воспрял духом и расправил плечи.

Князь Дмитрий Донской не раз обращался к Сергию за помощью в государственных делах. Сергий мирил князей, гасил между ними вражду и ссоры, и они, оставив обиды, помогали Московскому великому князю укреплять русское государство.

И многие ученики преподобного Сергия расходились по всей русской земле, положив начало многим новым монастырям, - хранилищам чистоты и крепости народного духа.

Не было на Руси такой семьи и такого дома, где бы не знали имя святого Сергия Радонежского. Люди шли к нему, как к родному отцу.  Свято-Троицкий монастырь преподобного Сергия по праву стал духовным центром всей Руси, а потом и России.

Люди видели, как Сергий заботится о них, и любили его. Всем он служил, всем помогал, за всех молился. И всегда трудился: носил из источника воду, пёк хлеб, колол дрова.

Жизнь Сергия достигла такой чистоты, что взору его было открыто многое, скрытое от других.

Весной 1392 года, предвидя свою земную кончину, Сергий наложил на себя обет молчания, чтобы посвятить всё оставшееся время молитве…

Наступила осень. Игумен Сергий уже не вставал с постели. Когда же пришёл смертный час, обратил он свой взор на родное Отечество. Облетела его душа всю Русь. Он видел князей на дружном совете и верных бояр, и слободских и посадских мастеровых, и вереницы крестьянских свадеб, и матерей, ласкающих своих детей, и дозоры воинов на степном валу…

К ним, а также к ученикам своим и ко всем русским людям - живущим и тем, кому ещё жить в свои времена, обращено завещание святого Сергия Радонежского:

- Живите чисто, как нам Бог заповедал. Храните мир между собой и всё прощайте друг другу, как дети одного Отца. Я же за всех вас буду молиться, и всем, кто будет просить меня с верой, приду на помощь…

С тех времен прошло уже больше чем шестьсот лет, но в памяти русских людей живет Святой Сергий Радонежский – ЗАЩИТНИК И ОТЕЦ ЗЕМЛИ РУССКОЙ.

По материалам
библиотеки  
Свято-Покровского храма   города
Новошахтинска.