От навальщика до директора
От навальщика до директора
18.08.2017

От навальщика до директора

■ О том, что жизнь сложилась именно так, Евгений Семенович Ругаев, один из старейших директоров шахт в «Ростовугле», возглавлявший в Новошахтинске шахту имени Кирова, не жалеет нисколько. Он впервые опустился в шахту в 1952 году 16-летним мальчишкой и попрощался с ней почти 40 лет спустя. За это время прошел долгий путь от навальщика до руководителя, за его плечами два рекорда, множество трудовых побед, наград, а самое главное - уважение людей, от простых работяг до чиновников в министерстве. В его роду не было горняков, но шахта стала для Евгения Семеновича призванием.

ТЫ МУЖИК ИЛИ НЕТ?!

Его родители жили довольно бедно. Трое детей, Евгений Семенович — средний. Дальше учиться не хотелось, да и содержать было некому. Нужно поступать. Но куда? И тут в школе появляется объявление - Шахтинский горный техникум производит набор учащихся по специальностям: «Подземная разработка угольных месторождений», «Г орная механика» и другим. Студентов обеспечивают стипендией, спецодеждой, общежитием.

- А недалеко от нас семья жила, довольно состоятельная,

- вспоминает Евгений Семенович. - За хозяином сначала конка приезжала, а потом «Победа» появилась. Все думал, кто же он. Оказалось - начальник шахты. Все это и засело в моей детской голове.

И после седьмого класса, заручившись поддержкой родителей, хоть и со второй попытки, но Евгений Ругаев поступил в горный техникум на «подземную разработку».

Свою первую практику он проходил после первого курса на шахте «Ясиновская». Она запомнилась ему тем, что он взялся за самую сложную работу—навальщиком, уголь кидать на конвейер.

- Я тогда в полной мере узнал, что такое труд шахтерский,

- вспоминает Евгений Семенович. - Уголь лопатой вручную кидали. Я, 16-летний пацан, полторы нормы тогда за смену перекидал. А норма была 14,7 тонны! Первую смену отработал - можно было подавать носилки и выносить из шахты, ни рук, ни ног не чуял. Думал, утром не поднимусь. Попросил вахтершу в общежитии, чтобы водой меня облила, если не встану. Было неимоверно тяжело. Но меня мысль терзала -мужик ты или не мужик. Не выдержишь - засмеют!

И он выдержал. И работал потом каждое лето, пока в техникуме учился. Что там 14 тонн — бывало, за смену и 30 тонн угля выбрасывал.

Познав на себе, насколько это адов труд, Евгений Семенович все равно остался верным выбранному делу. Отучился, пошел работать на шахту «Комсомольская правда» треста «Артемантрацит», потом на шахту «Майская», где отработал 21 год горным мастером, горнорабочим очистного забоя, помощником, а потом и начальником участка.

ЧТО НИ ПЛОХОЕ — ТО МОЕ!

На шахте «Майская» направили Ругаева в 210-ю лаву. Туда струг опустили, а работа не шла. «Раскручивай», - велело начальство.

- Я недоумевал, пласт—отличный, а струг не идет! Аварийность была колоссальная! Сутки-двое восстанавливать приходилось, - рассказывает Евгений Семенович. - Все просто оказалось. Был у нас Григорий Комаров, грамотный слесарь. Прежде, до нас, никто не додумался изучить конструктив струга. А мы документы посмотрели и наладили работу. За первые сутки выдали из лавы больше тысячи тонн на-гора. И стал я тогда умным человеком. Учеба—это хорошо, но дело учит лучше любых учебников.

Ему очень часто доставались такие участки работ, «провальные» : «что ни плохонькое—то мое!» И Евгений Семенович всегда вытягивал их так, что лава начинала давать хорошую добычу.

В те годы на «Майской» на пятом участке работал бригадиром Михаил Чих, знаменитый своими рекордами, Герой Социалистического Труда. К нему тогда все внимание партии и правительства было приковано. Лучшие лавы, новое оборудование —все на пятый участок! И вот передовой пятый участок перешел на новую лаву ... и трижды ее завалил. Ситуация тупиковая, и выход из нее не могут найти ни в комбинате, ни на шахте. Вспомнили про Ругаева, который уже «вытянул» сложную лаву. Евгений Семенович в ту пору был студентом Московского горного института телемеханики и автоматики, где учился по направлению от шахты.

- Я спустился в шахту, - вспоминает Евгений Сергеевич. -Там пласт 1,2 метра, а дальше—порода и крепкий песчаник. И все деревом крепится. А этому песчанику жесткая крепь нужна, металл. Я озвучил это на планерке. Главный инженер сначала в штыки воспринял. Но я добился своего. И лава пошла! 60-70 процентов от всей шахтной добычи давали.

СНОВА НА РЕКОРД!

В 1973 году в Шахтах проходил Совет экономической взаимопомощи угольщиков. Поляки приехали, венгры, румыны, китайцы, индонезийцы. В «верхах» решили - к окончанию СЭВа нужен новый рекорд! На «Майской» была подготовлена лава, ее раскрутили, дали пройти первичную посадку, стали стабильно выдавать уголь. Но — всего 2,5-3 тысячи тонн. А нужно 7-8 тысяч. Снова вспомнили про Ругаева. Он тогда на шахте уже был в должности заместителя начальника по производству.

- Я понимал, какая это ответственность, - вспоминает Евгений Семенович. - Не получится — тебя же проклянут!

Но там, где он, дело всегда шло. И рекорд был поставлен, а позже, в 1974-м — еще один.

Но несмотря на это, Евгений Семенович всегда предпочитал оставаться в тени. Он никогда не любил давать интервью, выступать на публике. За регалиями, наградами и высокими постами никогда не гонялся. И когда ему дважды предлагали должность директора шахты, сначала «Яси-новской», потом «Самбековской», он отказывался. Вот только от шахты имени Кирова отказаться уже не смог.

ШАХТА ЕЩЕ БЫ ПОРАБОТАЛА!

- В тот момент шахта была в «минусе». Аварийность была высокой, а ремонты своевременно не производились, - вспоминает Евгений Семенович. - Но меня там встретил очень работоспособный коллектив. И главный инженер Николай Емельяненко. Никогда не встречал человека более честного, надежного и исполнительного. Вместе с ним мы поднимали шахту. И если в тот момент, когда я пришел, показатели были минус 3,7 тысячи тонн, то уже через месяц мы закрыли наряд 3950 тонн плюсом. Работа шла! Проходчики проходил до 700 метров, в то время, как лава - лишь 400. У нас всегда в работе было несколько лав и еще несколько в запасе. Если одна останавливалась—другая тут же включалась в работу. На складе всегда был запас оборудования и материалов. На других шахтах не было, а на Кирова «под завязку». Поэтому, если добыча падала, я не стучал по столу кулаком, а спрашивал с начальников участков - почему. У них ведь были все условия для работы.

- Шахта имени Кирова уже тогда считалась бесперспективной, и в «Ростовугле» думали о ее закрытии, - продолжает воспоминания Евгений Семенович. - Но мы 16 лет еще отработали, выполняя план! Думали над расширением шахтного поля, это позволило бы шахте и сейчас работать! Но кто-то решил иначе...


При Ругаеве и поселки вокруг шахты развивались. Строились дороги, жилые дома. Дом культуры такой отгрохали —из ЦК партии приезжали смотреть! Школы, детские сады, ясли получали от шахты все необходимое. Развивалось подсобное хозяйство, одного крупного рогатого скота было 250 голов! Молоко бесплатно людям раздавали. Тогда же с подачи Евгения Семеновича были созданы пруды, впоследствии названные в его честь «ругаевскими». Сколько рыбы там было! Его не обязывали это делать. Просто он всегда увлекался тем, что делал.

Мы были очень рады встрече с Евгением Семеновичем Ругаевым на митинге памяти Матвеева А.В. Сейчас он живет в Шахтах, но с теплотой вспоминает годы жизни, отданные Новошахтинску и шахте имени Кирова. Мы Вас тоже помним, Евгений Семенович! С праздником Вас, с Днем шахтера!

Наталья КУШНИР


Количество просмотров: 1158
Комментарии

Возврат к списку