В беде не бросаем !

В беде не бросаем!

Пункт временного размещения граждан Украины, организованный спасателями МЧС, перемещен в район хутора Черникова, что в километре от МАПП «Новошахтинск». Найти новое, более безопасное место расположения для  палаточного лагеря спасателей заставил  минометный обстрел, произошедший  со стороны Украины 20 июня.

Отдельное спасибо спасателям

Пункт временного пребывания беженцев расположен на площадке, со всех сторон окруженной деревьями, дорогу к палаткам преграждает шлагбаум, у которого постоянно дежурит полицейский.  Безопасность превыше всего, потому в лагере круглосуточно несут дежурство пожарные. Сотрудники МЧС стараются создать для приезжающих граждан Украины максимально комфортные условия: здесь установлена отдельная палатка-столовая, детская игровая комната, в которой работают психологи, медицинский пункт со всем необходимым оборудованием.

Отдельно стоит сказать спасибо спасателям за их профессионализм и безграничное человеколюбие: несмотря на  накопившуюся усталость, они остаются вежливыми, учтивыми и всегда готовыми прийти на помощь. Беженцы отмечают важные качества, присущие сотрудникам российского МЧС, - спокойствие, доброжелательность, и очень благодарны спасателям за оказанную помощь.

В палаточном лагере много детей, которые, естественно, шалят, порой путаются под ногами и мешают взрослым. И им никто не запрещает вести себя так, как хочется, маленьким жителям палаток после перенесенного стресса требуется такая разрядка.

Со взрослыми же  обитателями пункта временного пребывания беседуют сотрудники Следственного комитета, они по крупицам собирают картину преступления, совершаемого на Украине. Есть здесь работа и для психологов.

В момент моего приезда в палаточном лагере, рассчитанном на 500 человек, находилось всего 36 беженцев, из них 15 - дети.  Они готовились продолжить свой путь в Крым и Пермь, там их  примут на более длительный срок. Ранее шесть человек из пункта временного пребывания вертолетом отправили в Ростов-на-Дону.

Славянск хочет жить

Одной из первых в палаточном лагере я познакомилась с Мариной - беженкой из Славянска.  Женщина с болью и горечью рассказала о ситуации в родном городе:

- Мне очень жаль наш Славянск. До войны это был цветущий курорт. В нашем городе были прекрасные грязелечебницы, окруженные хвойными лесами и озерами, в нем было много молодежи. Мы жили хоть и не богато, но счастливо.  А сейчас все  разбито и разбом-блено, все, кто мог уехать - уехали, в городе осталась треть населения, не больше.  - Самые страшные бомбежки пришлись на 8 июня - на великий православный праздник Троицы. Вот такой нам сделали подарок на Троицу и после продолжали бомбить. В Славянске остается еще много детей, женщин, стариков, но, видимо, это не интересует военных.

Как оказалось, спрятаться от снарядов в городе не так-то просто, особенно жителям многоэтажных домов.

- Я с дочкой жила на восьмом этаже, - говорит Марина, - чтобы не попасть под обстрел, мы закрывались в лишенном окон коридоре и там проводили ночь, а утром возвращались в свои комнаты и выковыривали осколки из мебели. Хорошо, что ни один снаряд не попал прицельно в нашу квартиру, иначе мы бы не выжили.

Помимо бомбежек, в Славянске страшный дефицит самых элементарных вещей - воды, продуктов, медикаментов. Нет электричества, газа. Только в автобусе, по пути в Новошахтинск, Марина узнала от девушки, сидевшей по соседству, что в Славянске велась раздача гуманитарной помощи, ее тоже на всех не хватало. Общественный транспорт не ходит. Люди передвигаются по улицам пешком, рискуя собственной жизнью.

- Мы почти месяц прожили в обстреливаемом городе, надеялись, что ситуация улучшится, но становилось только хуже. В Славянске у меня остались старшая сестра и любимый человек, он служит в милиции и не собирается никуда уезжать,  сказал, что останется до конца, будь что будет.

Расставание с родным Славянском далось нам непросто. Дочка хочет вернуться, постоянно спрашивает, когда мы поедем домой.  А я понимаю, что жить в этом городе после войны будет невозможно: предприятия разбиты, дома уничтожены, работы нет. Я отправляюсь в Крым, надеюсь там найти работу и остаться. Нужно жить дальше, моей дочке пятнадцать лет, она должна продолжать учебу в школе, я хочу найти работу и вновь начать нормальную жизнь.

А что на «Должанском»?

Во время разговора с беженцами меня интересовал вопрос о том, что творится на сопредельной стороне, каково состояние пункта пропуска «Должанский».  Так вот, по рассказам беженцев, пункт пропуска «Должанский» расстрелян, в крышах двух его ангаров зияют дыры от прицельного попадания минометных снарядов, кругом валяются куски вывороченного металла, видны следы пожара. На самом МАПП «Должанский» никого нет, документы проверяют только российские пограничники уже на МАПП «Новошахтинск», но по пути в Новошахтинск, недалеко от поселка Должанского беженцы видели снайперов, на расстоянии от поселка расположен блокпост национальной гвардии, проезжать который было очень страшно. К счастью, нацгвардейцы пропустили автобус с беженцами, в котором находились в основном женщины и дети.  А дальше на украинской стороне стоял блокпост ополченцев, нацгвардия перекрывает подступы к границе.

Такая ситуация складывалась на приграничной территории  в середине недели. Но события в соседнем государстве меняются каждый час. На этой неделе в Украине при объявленном перемирии продолжались боестолкновения, и потому сложно говорить о том, что происходит в районе пункта пропуска «Должанский» сейчас.